Культура

Кожа, в которой я живу

Впечатление от просмотра фильма «Кожа, в которой я живу» Педро Альмодовара.

18+ Материал предназначен лицам, достигшим 18-ти лет.

История о преступлении, наказании, извращённой мести и больной любви. О болезни души и внутреннем конфликте.. Рекомендовано к просмотру тем, кто любит непривычное кино. 

Фильм «Кожа, в которой я живу». Режиссёр: Педро Альмодовар. В главных ролях Антонио Бандерас и Елена Анайа. Снято по повести ужасов «Тарантул» Тьерри Жонке. Премьера состоялась на Каннском фестивале 2011 года. Артхаус.

Оболочка, связывающая нас, дающая представление о нашей душе чужим незнакомым людям. Всего лишь кожа. Всего лишь тело, одёжка, по которой встречают. А что, если она не соответствует тому, что внутри?

Люди видят тебя и думают, что ты это ты. А ты − другое. И тебе каждый день приходится доказывать, что ты не осёл. Как вариант можно стать ослом, смириться и подружиться со своим обличием. Принять себя таким, какой ты есть. Таким, какой ты есть только снаружи, а не каким себя чувствуешь. Или можно притвориться, что ты тот самый осел, не доказывая окружающим обратное. Сделать вид, что ты в восторге от своего хвостика с ленточкой, который тебе пришили насильно. Выбрать момент и отомстить создателю, перепутавшему что-то при распределении тел между душами. А, может быть, он сделал это специально? Нарочно заточил тебя в эту оболочку, кожу, в которой ты вынужден жить? Жить – это ещё неплохо, а что, если существовать?

Дословный перевод названия фильма – «Кожа, которую я населяю». Пожалуй, это больше отражает суть фильма, чем это «живу». Главная героиня Вера не живёт, а существует, прячет глубоко внутри себя свою суть, пытается внешне соответствовать своей собственной оболочке, а в то же время её кожу, её тело населяют неожиданные чувства и эмоции, правда, скрытая глубоко внутри, неожиданная для зрителя и такая родная и естественная для самой героини.

Альмодовар, он такой Альмодовар. Картина в духе старых работ Педро, пронизанная безумием, насыщенная символикой, берущая зрителя за причинное место, крепко, надёжно приковывая взгляд. Не смотря на то, что пиарщики и критики пытались отнести картину к научной фантастике, к триллеру с элементами хоррора, получившийся фильм вряд ли можно обозвать одной из этих категорий. Определённый видеоряд присутствует — есть операции, генетические эксперименты, боль, страх, убийство… Но это все же драма чистой воды. Такая, какой она всегда представала у Альмодовара. Здесь как всегда есть болезненная, пронизывающая до боли в костях, любовь, есть красивый импозантный главный герой, горячо любимый мною Антонио Бандерас. Есть секс, обнажёнка, насилие и интерьеры, которые хочется разглядывать. Есть даже кочующие из фильма в фильм трансексуализм и гомосексуализм, правда читаются они не сразу.

Главный герой, гений хирургии Бандерас-Франкенштейн (Роберт Ледгард) вырастил кожу, смешивая гены свиньи и человека, пересадил её Вере, подарив идеальную оболочку. Всю картину она будто голая ходит в телесном обтягивающем костюме, облегающем точно вторая кожа. И мы можем видеть все изгибы её почти мальчишеской фигуры. Почти.

Она живёт в закрытой комнате, символе замкнутости в собственном теле, постепенно обживает её, населяет, расписывая стены дневниками. Она вынуждена жить в своей роли, вынуждена играть её, но старается вырваться, как физически, так и духовно — погружаясь в йогу и медитации.

Вера кажется единственной нормальной среди толпы умалишённых. В этом фильме сложно найти вменяемого персонажа, задерживающегося на экране более пяти минут. Все главные и даже второстепенные герои глубоко безумны. Одни пытаются сбежать из этого бренного мира, покончив с собой, другие старательно перекраивают его на свой полоумный манер.

Набор символов и деталей сюжета собран в нечто наподобие вилка капусты. Даже нет, это больше похоже на лук. Много одёжек, каждая все ближе к сердцевине, и по мере раздевания глаза слезятся всё больше. Автор скидывает одёжку за одёжкой, кожу за кожей, постепенно обнажая суть истории, нагнетая, объясняя флешбеками. Кое-кто из критиков сказал, что сюжет читаем. Я скажу, это глупость. Это всё равно, что заявить, что у Тарантино слишком много диалогов. Ещё раз. Это не триллер, это Альмодовар.

Есть режиссёрская версия трейлера – так там сразу всё понятно, кто, что и откуда. Для Альмодовара читаемый сюжет – это норма. Да, ты знаешь, чем всё закончится, ты понимаешь, откуда ножки растут, но ты предвкушаешь эту предсказуемую развязку, как загипнотизированная жертва удава ждёт смерти. Он не мастер неожиданных концовок, он любитель извращённых хэппиэндов. И он сам всё разжёвывает зрителю, раскрывает интригу порциями, объясняет детали. Остаётся лишь поддаться его замыслу и погрузиться в нездоровую, но завораживающую историю.

Автор: Вера Однолько

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Из той же оперы